новость
11 августа

«В футболе каждый день – это вызов»

6113b009aad2c_yBHx2Q01AXo

Защитник «Факела» Михаил Смирнов рассказал о детстве в Санкт-Петербурге, особых чувствах к «Спартаку», полете на обед в Сербию с «Кубанью» и происхождении своего прозвища.

«Я всегда играл очень жёстко»

– Расскажи, каким был Санкт-Петербург в твоём детстве. Мне почему-то сразу фильмы Алексея Балабанова вспоминаются – в первую очередь, «Брат».

– Да, город тогда именно таким и был. Очень непростое было время. Понимаю, почему Петербург называли бандитским. Но это больше образ – мне кажется, что в 90-е любой российский город можно было считать таким. Всё детство прошло на улице – лазали по стройкам, целыми днями играли на футбольном поле, пока родители домой не загонят. Компьютер у меня появился лет в 15. Интернет был такой, что пока попробуешь загрузить какую-то страницу – расхочется. Приставки как-то не захватили меня, и я предпочитал весь день гулять с пацанами. Настают белые ночи – и ты даже не понимаешь, что уже пора домой. Сначала жил у бабушки в центре города, потом переехали в Приморский район. Недалеко от него была база «Зенита». Я за пять минут пешком туда доходил и смотрел, как тренируется первая команда. Уже когда был подростком, следил за Эриком Хагеном – он был настоящий убийца!

– Короче говоря, дальнейшая судьба была предопределена – только футбол.

– Да, я больше ни о чём думать не мог. Занимался в «Смене», подавал мячи на матчах на «Петровском». Я всё время стоял за воротами, которые защищал Слава Малафеев. А знаешь, откуда вообще в моей жизни взялся футбол? Когда мне было шесть лет, по телеку шла реклама про набор ребят в «Смену». Папа спросил: «Пойдёшь»? Я ответил: «Пойду». И всё изменилось.

– Когда ты был маленьким, для тебя что-то значили имена чемпионов СССР 1984 года?

– Я слышал их. Но за «Спартаком» я следил гораздо пристальнее.

– Вот это признание…

– Папа из Тверской области, он всю жизнь – за «Спартак». Поэтому и я постоянно смотрел матчи красно-белых. Лига Чемпионов, Тихонов, Баранов, Титов, Горлукович – ну, многие меня поймут. Я даже во дворе бегал в спартаковской футболке, и никто на меня косо не смотрел. Когда попал в профессиональный футбол, можно сказать, отболело. Хотя я и сейчас пристально слежу как за «Спартаком», так и за «Зенитом».

– Питер меняется? Со стороны кажется, будто он застрял во времени.

– Исторический центр стараются охранять, да, именно он даёт городу его неповторимое лицо. Но Петербург развивается, в нём вырастают новые районы с совсем другой архитектурой. Это нормально – ведь именно в появлении новых пространств и рабочих мест и заключается прогресс.

– С кем ты играл в «молодёжке» «Зенита»?

– Антон Соснин, Максим Канунников, Сережа Петров, Паша Комолов. Это если называть тех, кто добрался до Премьер-лиги. Ещё, думаю, доберётся до неё Ян Бобровский. Правда, в качестве арбитра.

– Откуда эти фото?

– О, это был Кубок Содружества. «Зенит» отправил молодёжную команду, и мы впервые в карьере сыграли в такой атмосфере, при таком давлении. Очень интересный опыт – в манеже, акустика была мощная. Уже не помню, какой был результат. Если бы выиграли трофей, я бы не забыл.

– Почему у тебя прозвище Топор? Это опять что-то петербургское – наверное, в честь Раскольникова?

– (смеётся) Ты слишком глубоко копаешь. Я просто всегда играл очень жёстко – я же центральный защитник как-никак. И во многом я брал пример с Игоря Чугайнова, который тренировал молодёжную команду «Зенита». Он, когда играл, мог прыгать в ноги нападающим головой вперёд – жёсткий мужик, с характером. Чугайнов привил мне мысль, что никогда никого нельзя бояться. Во многом благодаря ему переход из молодёжного футбола во взрослый дался мне чуть проще.

– Когда тебе было 18 лет, ты бегал за «молодёжку» «Зенита», выигравшего Кубок УЕФА. Ты верил, что через какое-то время будешь играть с Тимощуком, Аршавиным, Зыряновым?

– Если честно, нет. Тогда никого особо не подтаскивали к основному составу. Немного игрового времени давали Алексею Ионову, Егору Окорокову – он живёт в Воронеже, кстати – и всё. И дело не в том, что я не верил в себя. Просто я видел, какие парни играли в основном составе на моей позиции. Крижанац, Ломбертс, Широков выходил в центре обороны, потом ещё и Пюигренье пришёл. Какой центральный защитник вырвался бы из-за их спин в 18 лет? Никаких обид на «Зенит» не осталось, только благодарность. Кто сильнее – тот и играет, так и должно быть.

– Тогда объясни, что за история случилась, когда ты приехал в Санкт-Петербург с «молодёжкой» пермского «Амкара» и показал средние пальцы скамейке хозяев поля?

– Вообще не так всё было. Расскажу сначала. Я играл за «молодёжку» «Зенита», нашим тренером был Анатолий Викторович Давыдов. Я считал, что несправедливо оставался на скамейке, у нас произошёл конфликт. Я поехал в «Амкар». Приехал с «молодёжкой» в Питер, счёт 1:1, 92-ая минута, подача с углового, скидка – гол! Ну я побежал к скамейке, показал пальцами на свою футболку с фамилией на спине. А наутро прочёл в интернете, что и болельщикам, и скамейке «Зенита» неприличные жесты с двух рук сразу показывал. Потом уже в Перми меня вызвало руководство клуба, сообщило о том, что я должен заплатить штраф. Я говорю: «Везде камеры. Если вы мне покажете видео, на котором я показываю средние пальцы – заплачу». И вопрос закрылся. Я же культурный парень, ты меня знаешь – я бы такого не сделал.

6113af1374688__gSGtkKJbL8

– По-моему, показывать свою фамилию на спине скамейке запасных – тоже немного мальчишество.

– Наверное, да, но я был очень молод, эмоции били через край. На скамейке мои друзья, на трибунах родные – хотелось показать себя. А с Давыдовым мы потом помирились. Я тогда с «Тосно» приехал на товарищеский матч с «Зенитом». Увидел Анатолия Викторовича, протянул руку, предложил забыть старые обиды. Он очень обрадовался: «Ну, Мишаня, повзрослел!» С тех пор нормально общаемся.

«Воронеж напоминает Питер – футбольный город»

– Почему в «Краснодаре» ты не задержался?

– Это была полугодовая аренда. Там был тренер, знакомый по «Смене». ФК «Краснодар» был тогда ещё в первой лиге, я там играл за вторую команду, иногда тренировался с «основой». Пусть я там и пробыл совсем недолго, но не пожалел. Условия для работы уже тогда были потрясающие. Какая база! Боюсь представить, что там сейчас. А тогда после «Краснодара» меня позвали на просмотр в Пермь.

– Как так вышло, что ты провёл там три года, но сыграл всего 10 матчей за первую команду?

– Первый год играл за дубль, завоевал с ним «серебро» чемпионата «молодёжек». Для Перми это было важное событие. А потом при Рашиде Рахимове сложилась такая ситуация, что Попов получил «красную», у Черенчикова перебор «жёлтых», у Белорукова травма. И меня отправили тренироваться с основным составом перед домашней игрой с «Рубином». Меня трясло перед тренировкой, надеялся, что никто не будет мне пасовать. Но отыграл нормально, 1:1 закончили. Я ещё немного отбегал, а потом в строй вернулись более опытные ребята. Ещё и травм было немало за эти сезоны. Только подумаешь, что вот он, шанс, как тут же оказываешься в кабинете врача. Особенно хорошо запомнил, как Божович стал доверять мне, выпускать в стартовом составе, а я на последней минуте в Нальчике при «стандарте» выпрыгнул и упал так, что плечо вылетело. Больше полугода восстанавливался. В лазарете провёл немало времени за эти сезоны. А так поработал с прекрасными специалистами Рахимовым, Божовичем, Черчесовым, Хузиным и Парамоновым – в общем, всех пересидел! (смеётся)

6113af3b31789_gj6N-Shdryg

– Черчесов действительно очень жёсткий человек?

– Дисциплина у него невероятная. Его реально боялись, чтоб кто-то опоздал куда-то даже на минуту – вообще невозможно. После первой же своей тренировки он начал выступать перед командой и заметил, что массажист смотрит куда-то в сторону. Саламыч ему: «Когда тренер говорит, надо смотреть на него». Массажист: «Да-да, конечно». Но всё равно на следующий день он уже работал в дубле. Хотя с Черчесовым и прикольные случаи были. Когда он тренировал «Терек», мой «Амкар» жил с грозненцами в одном отеле на сборах в Турции. И мы оказались вместе в бане. Саламыч берёт ковш, начинает накидывать. А рядом сидит Брайан Идову, тогда ещё совсем не известный. Черчесов ему: «Что, Ваня, не жарко тебе?» А Брайан без всякого акцента: «Да не, нормально, можете ещё подкинуть». Все полегли, а Саламыч в шоке. Вообще отмечу, что Черчесов всегда всё в глаза говорит, и это заслуживает уважения. Помню, как он привёл в команду Фибеля и через какое-то время подошёл, честно сказал: «Мишань, у тебя в этом году будет мало игровой практики. Если есть вариант – поезжай в аренду». И я поехал в «Нефтехимик».

– Ты поиграл за «Кубань». Даже не вижу смысла спрашивать, все ли причитающиеся деньги ты получил.

– Да понятно, что все что-то недополучили. А знаешь, почему? Потому что деньгами распоряжались неправильно. Начинался сезон – летали чартерами, к концу чемпионата уже зарплаты не отдавали, про премиальные вообще молчу. Слушай, а ты знаешь историю, как «Кубань» на обед в Сербию летала?

6113af52f1c1e_yBHx2Q01AXo

– Рассказывай.

– Летим на сбор в Сербию. С собой взяли полный самолёт инвентаря – маленькие ворота, стойки, манекены, полусферы. На двух автобусах ехали в аэропорт, чтобы всё это притащить в Сербию. Прилетаем, идём обедать. Нам говорят: «Отдыхайте после дороги, вечером будет тренировка». В это время тренерский штаб едет смотреть поля – все три «убитые». Возвращаются тренеры в отель и говорят: «Собираемся, вечером летим обратно». Летели с какими-то длительными пересадками через Стамбул. Короче, комедия. Сложно было заранее разузнать про поля, что ли?

– Ты поиграл за «Тосно». Переходя туда, понимал, что это, скорее всего, недолговечный проект?

– Нет. Вообще непонятно было, что за клуб, надолго ли это всё. Но я шесть лет прожил вне Питера, когда подвернулся вариант вернуться домой, долго не думал. К тому же, в «Тосно» говорили об амбициях, о Премьер-лиге. И действительно – в первый сезон мы стали третьими. Но было забавно, что каждые полгода состав основательно перетряхивали. Знакомишься в феврале с людьми – а в мае с ними уже прощаются. Очень много народа прошло через команду.

– Почему после «Кубани» ты перешёл в скромную «Сибирь», с которой оказался в зоне вылета?

– Я был в «Кубани» до последнего, у меня ещё оставался год контракта, я надеялся, что всё утрясётся. Когда окончательно стало ясно, что клуб исчезнет, вариантов у меня, по сути, не было. А «Сибирь» тогда заняла седьмое место, провела хороший сезон, мне дали трёхлетний контракт. Новосибирск оказался отличным городом. Один минус – зимой очень жёстко. Сугробы бывают просто гигантские. Но все впечатления смазал результат – вылет из ФНЛ.

6113af6878f65_swDut3jEQn0

– Потом был первый сезон в «Факеле».

– Очень непростой, мягко скажем. Команда только строилась, у тренерского штаба толком не было времени, чтобы обучить ребят, превратить в одно целое. В первой игре сезона против «Торпедо» звучали обращения типа: «Эй, ты!» Тогда каждый день подъезжали новички, за столь короткое время было сложно всех запомнить по именам. Но мы верили, что сможем с этим справиться. Думали, что за счёт самоотдачи сумеем навязать борьбу соперникам – тем более, в ФНЛ редко такое бывает, чтобы одна команда была на голову сильнее остальных. Но пошли поражения, и нас это немного надломило. Мы пытались исправить ситуацию, но у нас не получилось, не хватало единства. Вот сейчас в «Факеле» мы все как единое целое, мы монолит. И на поле, и вне его. Вывод простой: большие команды за короткий промежуток времени не строятся. Потому что коллектив, у которого есть стержень, создаётся постепенно. Кроме того, надо учитывать, что клуб сильно вырос во всех аспектах работы с того времени.

– А почему весной 2020 года, после неудачного сезона, ты решил остаться в Воронеже?

6113af806ab64_kU98JpHLWxs

– Во-первых, мне всё нравится здесь. Мне доверяют руководители клуба и тренеры – и я им очень за это благодарен. Я уже прикипел к Воронежу. Он напоминает Питер тем, что это футбольный город, который объединяется вокруг одной команды. Во-вторых, после неудачи уходить нельзя было. Помнишь, как в 2019 году болельщики выбежали на поле, чтобы разобраться с игроками?

– Ещё бы.

– Конечно, такого не должно происходить, но я понял их состояние. Достаточно представить себе: вот живешь ты в Воронеже, для тебя «Факел» – особенный клуб, ты им дышишь, а команда три года подряд барахтается в зоне вылета. Болельщики просто уже не могли терпеть это. И мне тоже хотелось какого-то реванша, я верил, что мы всё исправим, и наши имена запомнят в Воронеже в совсем другом контексте. Это был вызов. Я вообще скажу, что в футболе каждый день – это вызов. И его нужно принимать, чтобы подняться наверх.

Последние новости
новость Свинов перешёл в «Спартак»
новость Свинов перешёл в «Спартак»
новость
сегодня
Свинов перешёл в «Спартак»
новость Программа сборов
новость Программа сборов
новость
вчера
Программа сборов
новость Горе в семье Дэниса Файзуллина
новость Горе в семье Дэниса Файзуллина
новость
вчера
Горе в семье Дэниса Файзуллина
новость Поддержим наставника «Факела»!
новость Поддержим наставника «Факела»!
новость
02 декабря
Поддержим наставника «Факела»!
новость Седов покинул «Факел»
новость Седов покинул «Факел»
новость
30 ноября
Седов покинул «Факел»
новость Спасибо за всё, Саша!
новость Спасибо за всё, Саша!
новость
30 ноября
Спасибо за всё, Саша!
новость День рождения администратора
новость День рождения администратора
новость
30 ноября
День рождения администратора
новость Завоевали бронзовый кубок
новость Завоевали бронзовый кубок
новость
29 ноября
Завоевали бронзовый кубок
новость «Эйфории нет. Впереди много работы»
новость «Эйфории нет. Впереди много работы»
новость
28 ноября
«Эйфории нет. Впереди много работы»
новость Победили в Волгограде!
новость Победили в Волгограде!
новость
27 ноября
Победили в Волгограде!
новость Умер Герман Зонин
новость Умер Герман Зонин
новость
26 ноября
Умер Герман Зонин
новость Представляем соперника – «Ротор»
новость Представляем соперника – «Ротор»
новость
26 ноября
Представляем соперника – «Ротор»
новость Трагедия в Кемеровской области
новость Трагедия в Кемеровской области
новость
26 ноября
Трагедия в Кемеровской области
новость Решения арбитра признали ошибочными
новость Решения арбитра признали ошибочными
новость
25 ноября
Решения арбитра признали ошибочными
новость Олег Дмитриев: «Нам многое по плечу»
новость Олег Дмитриев: «Нам многое по плечу»
новость
24 ноября
Олег Дмитриев: «Нам многое по плечу»
новость Два игрока нашего клуба - в сборной тура!
новость Два игрока нашего клуба - в сборной тура!
новость
23 ноября
Два игрока нашего клуба - в сборной тура!
новость 49 лет исполняется Олегу Жеваченко!
новость 49 лет исполняется Олегу Жеваченко!
новость
23 ноября
49 лет исполняется Олегу Жеваченко!
новость Запись на выезд завершена
новость Запись на выезд завершена
новость
22 ноября
Запись на выезд завершена