НОВОСТИ КЛУБА

Олег Дмитриев: «”Факел” как проект становится лучше»

17.12.2020
Олег Дмитриев: «”Факел” как проект становится лучше»
Персоны: ДМИТРИЕВ Олег

 Хавбек «Факела» Олег Дмитриев дал интервью пресс-службе клуба. Центральный полузащитник вспомнил детство в Вязьме, выступления за «Урожай» и объяснил, почему ему важно играть за команду с историей.

«Мы заставляем соперников ошибаться»

– Заходишь на сайт «Факела», а там твоя фотография как лучшего бомбардира. Гордость берёт, да?

– Да хорош, я это вообще никак не ощущаю. Главное, чтобы в каждом матче мы зарабатывали три очка. А кто будет забивать – вообще второй вопрос. Пусть хоть Саша Саутин ходит на угловые и забивает. Я этому не придаю значения.

– Главное – что команда нашла свой стиль, обрела стабильность, правда?

– Судя по завершающему отрезку первой части сезона – это действительно произошло. Нам потребовалось время, чтобы адаптироваться к требованиям Олега Петровича Василенко. И теперь мы играем более организовано. Мы стали больше забивать, а сзади чаще играем «на ноль». Это о многом говорит. Я в Воронеже уже полтора года, могу честно сказать, что так интересно в атакующих действиях мы ещё не играли, у нас в каждом матче немало голевых моментов.

– Что изменилось с приходом нового тренера?

– Тренировки стали более интенсивными. И занятия ещё и увеличились в плане продолжительности. Это дало свои плоды – статистика показывает, что мы стали сильнее физически. Мы играем активнее, появилось больше скоростной работы. Мы заставляем ошибаться соперников, зачастую просто не даём им выйти с их половины поля.

– Твоя роль немного изменилась?

– Можно и так сказать. В прошлом году я частенько играл «десятку», сейчас я, скорее, box-to-box. Мы играем с двумя центральными полузащитниками. И если я эдакий «восьмой номер», то Наиль Замалиев – «шестой». Он сильнее в отборе, мне легче даются перемещения по полю, атакующие действия.

– Досадно уходить в отпуск, когда наконец-то у команды пошла игра?

– Есть такое. Наконец-то набрали ход – и тут отпуск. Очень приятно играть, когда нет скачков. Раньше у нас на каждую хорошую игру приходилась одна плохая. А теперь ты выходишь на поле и знаешь, что ниже определённой планки команда не опустится. Я уверен, что мы бы классно отыграли ещё не один тур, если бы турнир продолжался.

– Я думал, любой футболист после такого тяжелого сезона мечтает об отпуске.

– А мне очень нравится играть дважды в неделю. Да, перелёты тяжеловато даются. Есть города, в которые добираться очень непросто. Но любой игрок больше любит матчи, чем тренировки. Психологически этот график может даваться тяжело, но когда выходишь на поле в официальном матче, ты достаёшь откуда-то из себя силы, эмоции несут тебя вперёд. А за состояние организма ты можешь не переживать – у нас классный медицинский кабинет, отличный восстановительный центр. Наши медработники – настоящие профи. Это очень помогает нам. Я тебе честно скажу: этого даже у некоторых весьма богатых клубов нет. Я играл в «Балтике», когда там был очень серьёзный по именам состав – Касаев, Дядюн и много кто ещё. И у калининградцев не было таких условий для работы и восстановления, как у нас. Помню, как мы в ноябре мылись, черпая воду баночками из бочки из-за долгов клуба за электроэнергию – видео есть в интернете.

– Если бы на старте сезона играли так, как сейчас – были бы среди лидеров, наверное.

– Не люблю говорить «если бы». Но перед началом второго круга Олег Петрович сказал нам: «Парни, начинается новый чемпионат, отставьте то, что было раньше, начинаем с нуля». Мы взяли матч с «Краснодаром-2» как новую точку отсчёта, стало полегче психологически. Это словно новый этап. Тренеры говорят нам, что и как делать. И когда мы чётко выполняем все задания, это даёт результат.

«Воронежцы должны ценить Академию “Факела”»

– Расскажи про родную Вязьму и её футбольные традиции.

– Это город, который располагается посередине между Смоленском и Москвой. Там примерно 60 тыс. жителей. А про наши футбольные традиции вот что скажу: в детстве я тренировался на опилках. Было одно нормальное футбольное поле, на нём мы только играли. А тренировался я до 13 лет на поле с деревянными опилками. Даёшь пас «щёчкой», мяч прыгает, как будто играешь на пляже.

– Сейчас-то там стало лучше?

– Наоборот. Раньше хотя бы форму игровую выдавали бесплатно. Сейчас всё только за деньги. Даже тренировки. Причём на том же поле из опилок, на котором мы занимались бесплатно. Так что воронежцы должны ценить ту Академию, которую создал «Факел». В моём родном городе о таком даже мечтать нельзя.

– Как же ты вылез оттуда и стал профессиональным футболистом?

– Это всё окружение. Папа всегда играл и в футбол, и в хоккей. Ещё у меня есть брат, он старше на пять лет – тот вообще за все футбольные юношеские сборные поиграл. Он гораздо талантливее меня, он выступал за «молодёжку» «Москвы», брянское «Динамо», «Торпедо», «Пюник». Да, на профессиональном уровне у него не пошло, но брат всегда был для меня примером. И папа тоже. Что бы вокруг ни происходило, я всегда думал только о спорте, никакого другого пути я себе не намечал. Папа мне говорил: «Если не хочешь как я ходить каждый день на завод – играй в футбол, старайся».

– Неужели ничто не могло отвлечь тебя от спорта?

– Могло, конечно. В детстве всегда есть отвлекающие факторы. В моей компании было принято уже в 10 лет сидеть с пивом и сигаретами на улице. Причём даже зимой. Я сидел рядом, но даже пробовать не хотел всё это. Я понимал, что это ни к чему хорошему не приведёт. Они все занимались футболом, как и я. Некоторые были талантливее меня значительно! Но никто не пробился выше чемпионата области. А есть парни, которые уже успели отсидеть.

– Недаром говорят, что многое идёт из семьи.

– Да, я с детства привык к другому. Я ездил с папой и его друзьями на автобусе на различные турниры. И всегда было чувство команды, какой-то соревновательности. Эта атмосфера мне невероятно нравилась. И дети тех папиных партнёров по команде – мои лучшие друзья и сегодня. А папа сам бесконечно возил меня на просмотры в московские школы, он безумно хотел, чтобы у меня всё получилось. Он хотел этого даже больше, чем я. Ведь я был маленький, я обижался, когда меня куда-то не брали. А папа не давал расслабиться, он продолжал звонить и просить, чтобы кто-то на меня посмотрел. И в итоге получилось, меня взяли в ФШМ.

– Воспитанником какого клуба ты себя считаешь?

– Сложно сказать, я ведь и в торпедовской ФШМ был, и в «Динамо». Многое дал мне тренер ФШМ Пётр Семшов, отец известного футболиста Игоря Семшова. Этот специалист первым в меня поверил. Но и «Динамо» многое дало мне. Их школа была значительно сильнее, потому что в ФШМ были финансовые проблемы.

– Как это может сказаться на развитии детей?

– Очень просто: школа перестаёт брать детей из других городов. Соответственно, уровень конкуренции снижается. А ребёнок растёт именно в определённой среде, ему нужны сильные партнёры, за которыми он бы тянулся. Вот когда я приехал в торпедовскую ФШМ, я был немного слабее остальных. Я видел, в чём нужно прибавлять, работал самостоятельно. Я приходил в общеобразовательную школу со спортивной сумкой, со своим мячом и фишками, примерно в час дня освобождался и ехал в ФШМ. Занимался полтора-два часа до тренировки. Оставался и после неё. Любого из той школы найдёшь – тебе подтвердят, что я работал, пока вокруг поля не выключались фонари.

«Я знаю, как болеют в Воронеже»

– Ты играл за «Урожай». У него вообще есть какая-то аудитория?

– Болельщики не воспринимали этот клуб. Жители Краснодара болели за «Кубань», они не считали, что «Урожай» является её правопреемником. Многие стали болеть за «Краснодар», зачем им другая альтернатива «Кубани»? Но тут надо отметить и то, что мало у какой российской команды уровня второго дивизиона есть серьёзная аудитория.

– А новую «Кубань» принимают?

– Вроде бы не очень, но я могу ошибаться, нужно спрашивать у жителей у Краснодарского края. Сам по себе бренд «Кубани» очень много значит для этого региона, это чувствовалось. Представь себе – многие из принципа не ходили в «Магнит», принадлежавший Сергею Галицкому. И ни разу не были на стадионе «Краснодара». Мне очень жаль, что я не застал времена старой «Кубани».

– Для тебя настолько важно играть за клуб с историей?

– Конечно, разница ощущается. Я знаю, как болеют в Воронеже. Многие увидели, кто такие болельщики «Факела», когда мы принимали «Арсенал» в Кубке России. Да, за последние годы посещаемость нашего клуба упала, это факт. Но эта ситуация складывалась долго. Команда не давала результат, в неё перестали верить. Ещё, как я вижу, предыдущее руководство оставило после себя такое наследие, которое сегодняшним управленцам приходится расхлёбывать до сих пор.

– Приведи пример, когда ты лишний раз почувствовал, как люди любят «Факел».

– Заканчивается матч против «СКА-Хабаровска», я выхожу одним из последних из раздевалки. А за ограждением стоят человек 20 и скандируют название клуба. Меня узнали, хотя я был в маске. Они обсудили со мной матч, сказали, что у меня хорошая левая – мол, бей чаще. И я увидел, как они переживают за клуб. Вот вроде бы пустые трибуны, мороз, а люди тебя ждут. У меня даже слёзы наворачиваются, видишь? Это ведь поразительно! Так что в этом городе есть люди, которым нужна команда. И я играю для них. Я представляю, сколько людей бы хотели подойти так же, но не смогли. Я думаю, их гораздо больше, чем 20.

– Да, публика у нас неравнодушная.

– И давай по-честному: иногда болельщики перегибают палку. В прошлом году, когда играли с «Нижним Новогородом», кажется, уже минуте на 20-й публика стала поддерживать гостей. Я понимаю, мы тогда провалили первую часть сезона. Но если вы не принимаете эту команду – не приходите на стадион. Мы и так тогда «прибиты» были. А когда против тебя твои же болельщики – это вообще убивает. Мы всё слышим. Я уже узнаю голоса некоторых мужичков, которые сидят на одних и тех же местах на Центральной трибуне и оскорбляют нас. Я понимаю, что они не должны разбираться во многих нюансах. Они хотят увидеть хороший диагональный пас, когда того требует ситуация – они не обязаны учитывать качество поля, задубевший на холоде мяч. Но они не должны болеть против «Факела», кто бы ни выходил в этих футболках на поле, в этом я абсолютно убеждён. Когда нас критикуют, все по-разному реагируют. Кто-то заводится, а кто-то может поникнуть. Это нормально, все люди разные. Слушай, у нас даже девиз: «Пока мы едины – мы непобедимы!» Это же не просто так. Это про то, что все мы должны быть единым кулаком – футболисты, тренерский штаб, администрация клуба, болельщики. Когда мы будем все друг за друга, у «Факела» всё станет хорошо. Когда тебя ждут на холоде – ты показываешь на поле всё, на что способен. Потому что в таких ситуациях нет «я», есть «мы». Люди пришли, чтобы сказать доброе слово. То есть они не ради себя пришли, а ради нас. Я часто об этом думаю.

– Ты уже ветеран клуба по современным меркам «Факела». Ещё недавно у нас люди больше одного сезона в команде не проводили.

– Да, а теперь виден коллектив. Очень хороший, между прочим. И клуб растёт. Я сравниваю первый день, который провёл в клубе и то, что есть сейчас – разница огромная. В медицинском плане к каждому игроку есть индивидуальный подход. Попросишь витамины, например – тебе закажут. В других клубах ты делаешь всё за свой счёт. И таких деталей очень много. А мелочей в футболе нет.

– Хотел напоследок спросить, почему ты весной решил продлить контракт с «Факелом». Но теперь вопрос отпадает, и так всё ясно.

– Мы с ребятами постоянно отмечаем, что «Факел» как проект становится лучше. Нужно только результаты улучшить, у нас всё для этого есть. Тогда и людей на трибунах, надеюсь, будет больше. Ещё и город отличный, нам с женой здесь очень нравится. Зачем что-то придумывать, если клуб растёт, а тебе в нём доверяют?  

ПАРТНЕРЫ
  • public/partner/cfba8d28c72a5c3f1f73756127dd23a8.jpg